«Из памяти не сотрёшь»

«Из памяти не сотрёшь»

13.02.2020 Выкл. Автор ...

Прошёл не один десяток лет со времён вывода советских войск из Афганистана, а те события по-прежнему отдаются болью в сердцах и душах солдат, которые выполняли интернациональный долг. Немало таких воинов и на нашем предприятии, среди них – водитель погрузчика ПОЦ № 2 ПСВ Владимир Воскресенский.

– Владимир Иванович, как Вы оказались на службе в Афганистане? Чем вы там занимались?
– Я как раз оканчивал 98-е училище, в 1985 году меня призвали в армию. Как и все парни того времени, к службе я отнёсся с большой гордостью. Считал её своим долгом, мыслей даже не возникало о том, что от неё как-то можно уйти, увильнуть.
Провёл полгода в учебке в Литве (город Гайжунай), там прошёл подготовку, получил звание младшего сержанта и был направлен в Кабул. Нас пятеро могилевчан в батальоне служило.
Попал я в воздушно-десантные войска, в 357-й парашютно-десантный полк командиром отделения. Главной задачей являлись сопровождение колон, грузов, а также охрана.
Наша рота охраняла даже генерала армии, Героя Советского Союза, участника Великой Отечественной войны Валентина Варенникова.
В сопровождения часто ходили, и каждый раз не знали исход выполнения задания. Раз на раз не приходился: иногда тихо всё было, а иногда…
– Ваши первые ощущения, мысли, когда попали в Афганистан.
– Для меня всё было новым: другой климат с неимоверной жарой, горы, пески. Я ещё не осознавал всей опасности ситуации, это пришло гораздо позже. Чувств тревоги и страха точно не было.
– Как к вам относились местные жители?
– Кто-то хорошо, кто-то плохо. А в целом мы для них были просто чужаками. Днём все хорошими казались, а вот ночью совсем другая ситуация вырисовывалась. Они очень непредсказуемыми, лицемерными были.
Малышня часто попрошайничала. Дети есть дети, к ним всегда с трепетом относишься. Бывало, дашь им что-нибудь, в ответ «спасибо» услышишь, а не дашь – можешь и камнем получить, так что даже к ним нельзя было спиной поворачиваться.
– Что было самым сложным и самым страшным на той войне?
– В 18-летнем возрасте в чужой стране, в военное время всё сложным было. Непривычные военно-полевые условия, питание хоть и нормальное, но всё же не сравнится с домашней пищей. Как говорил ранее, климат непривычный и тяжёлый для нас. Но это сначала, а потом понемногу привыкаешь.
Стрелять в людей сложно было, но тут либо ты, либо тебя, срабатывал инстинкт самосохранения. Дали приказ – надо сделать. Приказы не обсуждаются, а какой ценой они будут выполнены – это уже другой вопрос. Когда стреляешь, нестрашно: ты защищаешься и нет времени жалеть себя. Страх приходит после боя, кода подводишь итоги случившегося, понимаешь, что был на волоске от смерти. Ведь самое страшное – не вернуться домой. Ещё страшно и больно друзей терять.
– Часто вспоминали родной Могилёв, писали письма?
– Конечно, мысли о доме, о родителях приходили в голову каждый день. И письма писал, как только появлялась свободная минута.
– Всё рассказывали в письмах?
– Всё не расскажешь, да и не надо было родных расстраивать, им и так приходилось нелегко. Обходился стандартными фразами: жив, здоров, всё хорошо. Больше расспрашивал об их жизни.
– Говорят, что людям, увидевшим войну, она часто снится. Вы согласны с этим? Вам она снилась?
– Она и сейчас иногда снится, в меньшей степени, конечно, но снится. С этим приходится жить, из памяти всё равно не сотрёшь те события.
– Как, по вашему мнению, нужна ли была та война?
– Нам, юным солдатам, точно нет. Но у нас никто мнения не спрашивал, такова была политика государства. Афганцы там воюют тысячелетиями, это их выбор, а мы выполняли долг, не нарушая присяги. А вообще, об Афганской войне можно долго размышлять, спорить и вряд ли прийти к единому мнению.
– Вы, как воин, прошедший такое серьёзное испытание, как думаете, нужна ли молодым людям служба в армии?
– Обязательно, это даже обсуждаться не должно. В армии становятся мужчинами. Она дисциплинирует, закаляет не только тело, но и дух, делает человека ответственней. Кто бы что ни говорил, но это действительно определённая школа жизни.
– Как сложилась Ваша жизнь потом?
– Отслужил полтора года (не считая учебки), слава Богу, ранения меня миновали, вернулся домой живым и здоровым. Устроился на «Могилёвхимволокно». Около 20 лет работал аппаратчиком вытяжки на ПСВ-2, а потом стал водителем погрузчика ПОЦ № 2 ПСВ. Создал семью, вырастил дочь. Сегодня я уже дедушка.
– Спасибо за беседу.
 


Марина БОЧКАРЁВА. Фото Наталии КУСКОВОЙ и из личного архива Владимира ВОСКРЕСЕНСКОГО.