Он не стремился стать героем, он мечтал летать как орёл

Он не стремился стать героем, он мечтал летать как орёл

08.07.2019 Выкл. Автор ...

О чём молчат камни, деревья, земля и небо? Кажется, и сегодня в них отражаются крики по тем, кто не вернулся и кого слёзно молились увидеть живыми. Пока мы помним героев войны, они живы. Внимания заслуживает каждый, кто приближал Победу, кто заплатил высокую цену свободы – жизнь, кто верил в процветающее независимое государство. А что фронтовиков ждало после огненных, кровавых, наполненных потерями будней? Потом каждый отправился в мирные дни передавать свои истории и у каждого она уникальная. Наше поколение должно гордиться тем, что смогло соприкоснуться со свидетелями тех ужасающих событий, с теми, кто видел героев войны…

В канун наступающего 1966 года Мирона Щудло (сейчас – исполнитель художественно-оформительских работ РСУ) призвали в армию. Когда узнали, что парень – художник, вместо службы в Казахстане его отправили в Беларусь, сначала в Поставы Витебской области, а после – в Лиду, в 1-ю гвардейскую штурмовую авиационную дивизию. Здесь вместе с сослуживцами 19-летний Мирон начал создавать музей боевой славы: рисовал портреты героев, готовил стенды с фотографиями. За отличную работу он единственный за время службы дважды получил отпуск.

В этот период жизни Мирона Щудло произошло знакомство, которым он дорожит, чтит и бережно хранит воспоминания о нём. С 1963 по 1966 годы авиационной дивизией командовал Леонид Игнатьевич Беда, дважды Герой Советского Союза, лётчик-штурмовик. В военные годы на легендарном Ил-2 он поднимался в небо более 214 раз.
Знакомство с командиром дивизии произошло в день прибытия в армию, – рассказывает Мирон Васильевич. – Невысокого роста и скромный, он не производил впечатления героя, на счету которого десятки подвигов.
Затем начались армейские будни, в которых ещё не раз рядовой Щудло пересекался с Леонидом Бедой. В долгих дорогах по пути в генеральный штаб командир делился воспоминаниями о суровых военных буднях, о подвигах солдат во имя страны и, конечно, о своих…

После окончания Оренбургского авиационного училища в августе 1942-го, в свой день рождения, юный Леонид сразу направился на фронт, в 505-й штурмовой авиационный полк. Война была в самом разгаре, дорога долгая, остановки бесконечные и утомительные. В бескрайней степи ничего не оставалось, как только бездействовать и ждать. Здесь, наблюдая за полётом орла, он понял, что в училище слишком мало времени было на отработку полётов – около 17 часов. Глядя на птицу, он восхищался её фигурам в воздухе и хотел овладеть таким же мастерством пилотирования.
17 часов – это мало, чтобы идти в одном строю с фронтовиками и громить врага. Но война не могла ждать. Не мог бездействовать и Леонид, хотя и понимал, что может не вернуться с войны – в бою побеждает сильнейший.
Прежде чем уничтожать врага на фронте, юному пилоту предстояли проработка тактики, тренировки над аэродромом. За грамотные ответы и хорошие показатели знаний ему дали возможность раньше других молодых бойцов облетать Ил-2. Встреча с боевым товарищем произвела шок: на штурмовике не было живого места, весь изуродован осколками. Но его уверили в том, что за ночь техники сделают невероятное и «ил» будет в строю. Так и было. На протяжении всей войны после сражений самолёты прилетали как решето, ночью армия техников и инженеров возрождала их из пепла, а утром – снова в бой.
Каким было знакомство с гитлеровцем в воздухе? Это была случайность. Во время учебного полёта из ниоткуда появился мессершмитт. Леонид и подумать не мог, что вот так быстро ему понадобятся теоретические знания. Эта встреча могла обернуться «мессеру» не в его пользу, но «ильюшин» оказался не заряжен. Поняв причину замешательства советского лётчика, гитлеровец открыл огонь, тем самым повредив фюзеляж и штурвал, заблокировав его движение. Жизнь висела на волоске… После того как Леониду Беде удалось посадить аварийную технику без единой царапины на своём теле, командир эскадрильи включил его в боевой расчёт.
А затем пришёл час настоящего боевого вылета. 13 сентября гитлеровцы усилили наступление на центральную часть Волги. Необходима была помощь с воздуха. 505-й штурмовой авиаполк в составе 8-й воздушной армии вылетел на операцию. Уже в первом бою Леонид Беда открыл счёт победам – первый подбитый танк. Но одного мало – у гитлеровцев их тысячи!

На войне непростительно учиться на своих ошибках. Здесь они могут стоить жизни. Испытал это на себе и Леонид Беда, когда повёлся на уловку гитлеровцев. Недооценил тогда лётчик врага, посчитав его глупым и неопытным. А на деле это оказалась приманка, проверка нервов. Увидев вражеский самолёт совсем рядом, он не мог не ударить по нему. Оставив свой строй, погнался за «фоккером» – вдруг рядом с его самолётом пронеслись огненные трассы. Подумал, что это сослуживцы помогают. Когда что-то ударило в него, он всё понял, но было уже поздно. Беду окружили несколько вражеских самолётов. Один снаряд разбил стекло кабины, впился в грудь и плечо. Кровь заливала лицо, раненая рука не действовала, острая боль её сковывала, а гитлеровцы яро преследовали и готовы были разорвать его. Но тут пришли на помощь товарищи…
Ранение отстранило Леонида от боёв на несколько недель. После этого он осознал: хочешь выжить – научись думать даже в самом напряжённом бою и принимать зрелые решения.
С каждым новым вылетом росло и мастерство Леонида Игнатьевича. На войне всё происходило быстро, находилось в движении. Рано взрослели и юноши. Вчерашний юный лётчик, выпускник авиационного училища, вскоре стал старшим лётчиком, затем заместителем командира, а потом и командиром авиаэскадрильи и помощником командира 505-го штурмового авиационного полка. В апреле 1944-го был представлен к званию Героя Советского Союза. Второй «Золотой Звезды» удостоен в октябре 1944-го.
Участвовал в Миусской, Мелитопольской, Никопольско-Криворожской, Крымской, Витебско-Оршанской, Вильнюсской, Каунасской, Мемельской, Восточно-Прусской, Кёнигсбергской и Земландской операциях, освобождал Сталинград, Донбасс и Минск. Каждый бой был особенным, когда казалось, что цели сложнее уже не может быть, появлялись новые непостижимые задачи.
Леонид Беда не шёл на войну за наградами. Как и все, своей стране он желал свободы и мира и делал для этого всё, что может человек и самолёт. Восхищаясь полётами орла, он сам достиг такого мастерства. Получая высшие награды за подвиги, он оставался скромным и восторгался другими лётчиками.
Ил-2 наряду с танком Т-34 и реактивной установкой БМ-13 «Катюша» является символом советской обороны, а главное – Победы. В ходе операции «Багратион» штурмовик сыграл не последнюю роль, когда советские войска замкнули кольцо окружения 105-тысячной фашистской группировки. Помощь с воздуха нужна была как никогда. До сего дня советское воздушное оружие не имело памятников в нашей стране. В честь 75-летия освобождения Беларуси и 50-летия создания мемориального комплекса у подножия Кургана Славы установят Ил-2 – подарок от Федерации профсоюзов Беларуси, тем самым увековечив память солдат «пятого океана».


Наталия ЮРЕНКОВА. Фото из архива Мирона ЩУДЛО и интернета.