Судьба нескольких поколений

Судьба нескольких поколений

20.09.2018 0 Автор ...

Нынешнее поколение представителей этой трудовой династии – уже четвёртое. С основания Могилёвской шёлковой фабрики, которая позже стала заводом искусственного волокна им. В. В. Куйбышева, а сейчас является производством синтетических плёнок, ведёт свою историю семья Кустовских.

ИЗ ПОКОЛЕНИЯ В ПОКОЛЕНИЕ

Династия началась с прабабушки Марии Даниловны Костромской. По её стопам на завод устроились дочери Мария Степановна и Елизавета Степановна. Первая вскоре перешла на «Лавсан», а вторая посвятила ЗИВу около сорока лет своего трудового стажа.
Здесь же сорок лет отработал аппаратчиком мерсеризации химического цеха муж Елизаветы – Василий Иванович Кустовский. Кстати, познакомились супруги не на работе, но тесная связь с заводом искусственного волокна навсегда соединила их семью в большую многолетнюю трудовую династию.
Трое детей Елизаветы и Василия тоже пришли на ЗИВ в 1970-е годы. Дочь Ольга Шнарова трудилась инженером-механиком в отделе оборудования, сын Александр Кустовский был токарем, слесарем, киповцем. Они уже вышли на заслуженный отдых. А третий сын Владимир сейчас работает на ПСП грузчиком участка погрузочно-разгрузочных работ.
Но это ещё не всё: в данный момент на производстве синтетических плёнок семейную династию продолжают Марина Календарева и Андрей Кустовский – дети Владимира Кустовского.

СИБИРСКАЯ ЗАКАЛКА

В 1930 году, когда ещё только строился в Могилёве будущий завод искусственного волокна, работать сюда пришла, переехав из далёкой Сибири, девушка по имени Мария Костромская.
Сначала принимала участие в возведении завода, а потом в 1932-м устроилась аппаратчиком формования вискозной нити.
Правда, когда началась Великая Отечественная, Мария перешла на хлебозавод, но после войны её как специалиста попросили вернуться на завод № 511 (так тогда назывался ЗИВ). Нужно было восстанавливать и снова запускать разрушенное производство.
В годы войны Мария Костромская сотрудничала с партизанами, а однажды помогла освободить пленных солдат и чудом избежала расстрела. Одной знакомой удалось вовремя предупредить её об опасности. Женщине пришлось скрыться в лесу, где примерно год она жила в землянке с двумя дочерьми, одной из которых было двенадцать, а второй – всего год, и на ногах – лёгкие сандалии.
Потом до самого выхода на заслуженный отдых Мария Даниловна трудилась по своей первоначальной профессии. Отработав всю жизнь на вредном производстве, в 55 лет ушла на пенсию. Она прожила более 95 лет. Вот какой была эта женщина настоящей сибирской закалки.

«НАШ РОДНОЙ ЗАВОД»

От дома, где живёт Елизавета Кустовская, до территории бывшего завода искусственного волокна – рукой подать. Неудивительно, что вся семья оказалась связана с химическим производством. А сразу через дорогу от ухоженного светлого двора любимой бабушки семейства – другой, старенький и слегка покосившийся домик. Там жила прабабушка Мария Даниловна. Он хоть и пустует, но не продаётся – дорог потомкам как память.
– Я пришла на завод в 1949 году. По паспорту мне было ещё семнадцать, а на самом деле – восемнадцать, – вспоминает Елизавета Степановна. – Просто в новые документы, которые сделали взамен сгоревших во время войны, закралась неточность.
Сначала она трудилась на деталях, потом на фильерах. Затем пошла в вечернюю школу, совмещать работу и учёбу стало тяжело – и она уволилась. А спустя два года, в 1953-м, снова устроилась на завод, только уже лаборантом химического анализа в центральную заводскую лабораторию. Работала посменно, по восемь часов, шесть дней в неделю. Потом перешла в химический цех.
Подытоживая свой рассказ, Елизавета Кустовская с улыбкой замечает, что, если бы было можно, даже в свои восемьдесят семь с удовольствием бы опять пошла работать:
– Это наш родной завод. Я очень рада, что дети и внуки пошли по нашим стопам, что сейчас продолжают трудиться на производстве.

ЗИВ – ЭТО СУДЬБА

Все поколения большой и дружной семьи сходятся во мнении: завод действительно стал частью их судьбы. И тому есть немало подтверждений.
– После учёбы я сначала пошёл в Горэлектротранспорт, – рассказывает Владимир Кустовский. – Но поработал там недолго, мама убедила, чтобы я устраивался сюда. Был киповцем, электриком, сновальщиком. Когда пришёл, здесь трудились семь тысяч человек. Мы тогда жили совсем рядом, в доме бабушки. Знаете, возле старой бани?
– А я вообще изначально после школы собиралась поступать в Могилёвский университет продовольствия на какую-нибудь специальность, связанную с пищевой промышленностью, хлебобулочным или мясомолочным направлением, – продолжает беседу его дочь Марина Календарева. – От ЗИВа тогда были подготовительные курсы для поступающих в вуз, я записалась на них, пришла. А там и говорят: кто будет ходить на эти курсы, должен потом подавать документы на специальности, связанные с технологией химических волокон. Я подумала, и пошла на ТХВ, потом по распределению попала на завод искусственного волокна. Пришла сюда в 2006 году старшим мастером смены, сейчас работаю там же, в цехе по производству и переработке полипропиленовой плёнки. Что это, если не судьба?
– Я тоже сознательно не выбирал наш завод. Просто искал работу, пришёл на городскую биржу труда. Как думаете, куда мне дали направление? Конечно же, на завод искусственного волокна! – улыбается сын Владимира Кустовского Андрей. – Тоже устроился в 2006-м, сначала был машинистом экструдера, а сейчас работаю, как папа, грузчиком участка погрузочно-разгрузочных работ.
У Андрея Кустовского детей пока нет. А Марина Календарева, рассуждая, станет ли её девятилетняя дочь Алина пятым поколением их трудовой династии, делится:
– Лично я бы хотела, чтобы она пошла в медицину. А она говорит мне: «Мама! Я хочу работать там же, где и вся наша большая семья!».

Анастасия ТИХОНЕНКО. Фото автора.

печать